Разместить заказ
Вы будете перенаправлены на Автор24

Е.Ф. Азеф - революционер и провокатор

8-800-775-03-30 support@author24.ru
Все предметы / История России / Е.Ф. Азеф - революционер и провокатор
Определение 1

Евгений Филиппович Азеф (1869 — 1918) — это провокатор-революционер, один из руководителей партии социалистов-революционеров и одновременно Секретный сотрудник Департамента полиции.

В качестве главы боевой организации эсеров, он успешно организовал ряд терактов, в том числе убийство Великого князя Сергея Александровича. Как агент Охранного отделения Азеф выдал множество революционеров.

Детство и юность

В октябре 1869 года в семье бедного портного-еврея в местечке Лысково Гродненской губернии родился Евно Азеф.

Он состоял в кружках революционной молодёжи. В 1890 году в Ростове-на-Дону окончил гимназию. Скрываясь от полиции в 1892 году, украл 800 рублей и сбежал в Германию, где в Карлсруэ поступил учиться на инженера-электротехника. Там он 4 ноября 1893 года сам предложил Департаменту полиции Российской империи сообщать сведения о русских студентах политехнического института, ведущих революционную деятельность. Первоначальный оклад составил 50 рублей.

Готовые работы на аналогичную тему

Азеф в партии эсеров

В 1899 году он стал членом союза социалистов-революционеров. После ареста в 1903 году Г. А. Гершуни Азеф являлся центральной фигурой и возглал Боевую организацию партии, осуществлявшую теракты. Партийные псевдонимы — «Валентин Кузьмич», «Иван Николаевич», «Толстый». При контактах с Департаментом пользовался псевдонимом «Раскин».

Азеф реорганизовал основанную Гершуни Боевую организацию, сделав её централизованной, компактной, дисциплинированной и управляемой. Сам Азеф при поддержке М. Р. Гоца продвигал террор, предотвращая при этом некоторые акции (покушение на Николая II, на П. Н. Дурново). Его месячное жалование достигало 1000 рублей.

Выдал Охранному отделению первый состав Центрального Комитета ПСР и некоторых боевиков, а также некоторые коммуникации и планы революционеров. В то же время организовал около 30 террористических актов, включая убийства значимых представителей государственного аппарата, в том числе начальников: министра внутренних дел В.К. Плеве (которого считали организатором еврейского погрома в Кишинёве в 1903 году) и генерал-губернатора Москвы Сергея Александровича. Чтобы избежать раскрытия, некоторые теракты он готовил втайне от Департамента, прилагая для их осуществления все усилия. О других —сообщал в охранку, и они проваливались. Поэтому Азеф считался «своим» и членами партии и полицией. Когда его пытались разоблачить, какой-нибудь революционер «доказывал», что организовавший столько террористических акций человек, не может быть двойным агентом; для Охранного отделения он также представлял ценность.

Азеф организовал на деньги японского военного атташе М. Акаси закупку и доставку в Россию оружия для рабочих. По некоторым данных, Азеф инициировал устранение Гапона как «провокатора». Об этом в своих воспоминаниях свидетельствовал Рутенберг. После Манифеста 17 октября Азеф выступал за роспуск Боевой организации и саботировал её деятельность, в результате чего партия перешла к террору децентрализованными летучими отрядами.

Результатом последнего предательства был арест и казнь членов боевого отряда в феврале 1908 года.

Разоблачение Азефа, его последние годы

С наступлением реакции Азеф начал подготовку покушения на Николая II, для чего рассматривал самые авантюрные схемы. Однако в 1908 году он был разоблачён публицистом В. Л. Бурцевым как провокатор (подтвердившим подозрения у бывшего директора Департамента полиции А. А. Лопухина). На разбирательстве ЦК ПСР приговорил Азефа к смерти, но тот сумел избежать ликвидации и скрыться за границей. Жил в Берлине по документам на имя рантье Александра Ноймайра, выданным министерством иностранных дел. Избегал контактов с революционерами и представителями царской власти, но в 1912 году на курорте во Франции встретил Бурцева. Азеф принялся доказывать, что сделал гораздо больше пользы для революции, чем вреда, который ему приписывают, и требовал справедливого суда, но затем вновь скрылся.

С началом Первой мировой войны Азеф разорился, поскольку средства были вложены в русские ценные бумаги. Чтобы свести концы с концами, он открыл корсетную мастерскую. В июне 1915 года полиция Германии арестовала его как бывшего русского агента. Содержался в тюрьме Моабит, был освобождён в декабре 1917 года.

В тюрьме Азеф заболел и 24 апреля 1918 года умер от почечной недостаточности.

Вопрос о провокаторстве Азефа

Партийные революционеры называли «провокатором» любое лицо, которое сотрудничало с Департаментом полиции. В революционной терминологии не было разницы между агентом-провокатором и агентом-осведомителем. Всякий уличённый в связях с полицией революционер, объявлялся «провокатором». Однако с юридической точки зрения между агентом-осведомителем и агентом-провокатором большая разница. Провокатором именовался секретный сотрудник, принимавший активное участие в революционной деятельности или подстрекавший к этому других. С точки зрения закона, подобные действия секретных сотрудников подлежали уголовной ответственности.

Когда история Азефа была предана гласности, в обществе встал вопрос, был ли тот агентом-провокатором. Обнародованные Бурцевым и эсерами материалы показывали, что будучи секретным сотрудником, Азеф принимал участие в террористической деятельности. Возглавляя боевую организацию эсеров, он готовил террористические акты и посылал на них людей. Во время разгрома боевой организации в Санкт-Петербурге в марте 1905 года не был арестован Н.С. Тютчев — «для сохранения агентурного источника» (Азефа и Татарова). Это означало, что, в соответствии с юридической терминологией, Азеф был агентом-провокатором и подлежал уголовному преследованию. Однако к уголовной ответственности Азеф не был привлечён, а правительство отвергало его участие в организации террористических актов. По правительственной версии, Боевой организацией руководил Борис Савинков, а Азеф был осведомителем, дававшим правительству сведения о замыслах революционеров.

Вопрос о провокаторстве обсуждался его современниками. В итоге причастность Азефа к провокациямбыла признана как революционерами, так и бывшими полицейскими начальниками.

Замечание 1

На сегодняшний день большинство исследователей признают факт провокаторства Азефа, а его отрицание является маргинальной позицией.

Примером преступной деятельности является участие в убийствах Г. Гапона и Н. Ю. Татарова, пытавшегося открыть эсеровскому руководству глаза на провокаторство их лидера.

Статья предоставлена специалистами сервиса Автор24
Автор24 - это сообщество учителей и преподавателей, к которым можно обратиться за помощью с выполнением учебных работ.
как работает сервис