Справочник от Автор24
Поделись лекцией за скидку на Автор24

Александр I: от либерализма к консерватизму

  • 👀 2470 просмотров
  • 📌 2401 загрузка
Выбери формат для чтения
Статья: Александр I: от либерализма к консерватизму
Найди решение своей задачи среди 1 000 000 ответов
Загружаем конспект в формате docx
Это займет всего пару минут! А пока ты можешь прочитать работу в формате Word 👇
Конспект лекции по дисциплине «Александр I: от либерализма к консерватизму» docx
Александр I: от либерализма к консерватизму Структура лекции: 1. Отечественная историография правления Александра I 2. 1801–1804: «Дней Александровых прекрасное начало...» 3. 1807–1811: Вторая серия либеральных реформ. Проекты М. Сперанского 4. 1815–1819: возвращение к либерально-реформаторской политике 5. 1820–1825: консервативная идеологическая переориентация ЛИТЕРАТУРА 1. Отечественная историография правления Александра I Основная проблема научного дискурса: об искренности реформаторских (либеральных) намерений Александра I Дореволюционная историография: • Либеральное направление: искренность реформаторских замыслов императора, действия Александра I были не случайными, а закономерными, вытекавшими из всего предшествующего развития России второй половины XVIII в. А.Н. Пыпин (1833–1894): Александр «чувствовал отвращение к деспотизму», стеснялся неограниченности своей власти, стремился «подчинить деспотизм законности, неопределенность абсолютной монархии привести в известные твердые нормы». Главная цель Александра заключалась не в подготовке Уложения, а в составлении конституции. «Речь шла о таком государственном устройстве, которое определяло бы законом круг действий верховной власти (и, следовательно, известным образом ее ограничивало) и в котором впоследствии должно было играть известную роль представительство» (Общественное движение при Александре I. СПб., 1871). Концепция А. Н. Пыпина – господствующая в исторической науке до конца XIX в. (до выхода четырехтомного труда историка охранительного / консервативного направления Н.К. Шильдера) • Консервативное направление: Александр I с самого начала царствования стоял на консервативных позициях, либеральные идеи использовал как средство укрепления самодержавной власти. Н.К. Шильдер (1842–1902): сторонниками конституционных идей были исключительно «молодые друзья» Александра («набиты конституционным духом»), а либерализм царя был показным и использовался как средство укрепления личной власти (Император Александр Первый. Его жизнь и царствование. В 4 томах: СПб., 1897-1898). С момента выхода книги Н. К. Шильдера вопрос об искренности реформаторских намерений Александра I становится центральным. Советская историография: Влияние тезиса В.И. Ленина о «заигрывании» монархов с либерализмом. • Концепция «заигрывания с либерализмом» с целью добиться всемерного укрепления абсолютной власти; отрицалась способность самодержавия сознательно пойти по пути конституционных реформ. – «Царь-консерватор использовал либеральные идеи, чтобы оставить все по-старому». – «В реформах начала XIX в. ярко проявился внешний показной либерализм, который лишь прикрывал реакционную сущность внутренней политики царизма». – Царствование Александра I подразделялось советскими историками на два периода: «либеральный» («заигрывания с либерализмом»: 1801–1812 и «реакционный»: 1815–1825 гг.). сравнить: Н.К. Шильдер разделил царствование Александра I на два периода – реформаторский (до 1815 г.) и реакционный (1816–1825). • Концепция приспособления государственной власти к новым развивающимся буржуазным отношениям («Концепция А.В. Предтеченского») (Пресняков А.Е. Александр I. Пг., 1924; Предтеченский А.В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX века. М., 1957.) – Александр I – дальновидный реформатор, убежденный в необходимости пойти на частичные уступки (реформы). Главная причина реформ – осознание Александром I и передовой частью общества необходимости реформ, стремление выйти из нарастающих противоречий путем того или иного решения коренных проблем русской жизни, с целью предотвращения событий, подобных Французской революции. – Преобразовательная политика и реформаторские поиски Александра I – поступательный процесс начала формирования буржуазных отношений, предвосхитивший «буржуазные преобразования 1860-х годов». – Причины неудачи задуманных реформ – сопротивление господствующего класса и неспособности или нежелании правительства опереться на другие, более широкие слои населения. «Концепция А.В. Предтеченского» не популярна в советской историографии до середины 1980-х гг. и не оказала влияния на интерпретацию правления Александра I в учебной литературе. Современная историография: • Концепция «заигрывания Александра I с либерализмом» («либеральный иллюзион») с целью «приспособления» власти к новым историческим реалиям («общественным условиям») и сохранения «самодержавных основ власти». Консервативная политика правительственного реформаторства. Наиболее последовательно концепция нашла отражение в публикациях В.А. Федорова и К.С. Чернова; с некоторыми оговорками – А. Медушевского, Н.А. Проскуряковой, Н.А. Троицкого и др. В.А. Федоров: Александр, «обладая "духом неограниченного самовластия", избрал тактикой управления государством внешний либерализм и "скрытый деспотизм"». «По натуре Александр I не был реформатором. Однако Александр не мог не считаться с "духом времени", в первую очередь с влиянием идей французской революции, и даже в какой-то мере использовал эти идеи в своих интересах. В русле этих намерений и следует рассматривать широковещательные демагогические заявления царя (особенно за границей) о его стремлении к преобразованиям, к обеспечению "свободы и счастья народов", о намерении отменить в России крепостное право и ввести "законно-свободные учреждения", т. е. конституционные порядки». К.С. Чернов: автор многочисленных публикаций, наиболее последовательный сторонник концепции «заигрывания Александра I с либерализмом» в современной научной литературе. Однозначно заявляет об отсутствии у Александра каких-либо серьезных реформаторских намерений, приверженности абсолютизму в чистом виде. Критика К.С. Чернова в научной литературе: В.Ю. Захаров: «пытается обосновать его [тезис о "заигрывании с либерализмом" – Г.Д.] фактами, а если они не подтверждают выдвинутое предложение, то начинается их интерпретация в нужном свете и подгонка под готовую концепцию. В результате вывод опережает обоснование, из-за чего страдают логика и объективность всей концепции». Н.А. Проскурякова: «ни Александр I и его "молодые друзья", ни М.М.Сперанский и его единомышленники по реформам, не являлись либералами в классическом смысле этого слова, и не вышли за границы политического реформаторства в рамках самодержавия. В их идеологии доминировало консервативное начало, а влияние настоящего либерализма было весьма незначительным. "Просвещённые бюрократы" начала XIX в., возглавляемые монархом-реформатором, представляли собой умеренно-реформистское крыло тогдашнего правительственного консерватизма. Начиная с 1820 г., его политический курс принял откровенный ультраконсервативный характер». • Концепция «либерального реформаторства» Александра, доминирующая в историографии конца XX – начала XXI в. А.Н. Долгих, В.Ю. Захаров, Н.В.Минаева, С.В.Мироненко, М.М.Сафонов, А.Н. Сахаров0, Л.Ф. Писарькова и др. • Концепция сочетания екатерининского либерализма и петровского милитаризма А. Ахиезер, И. Клямкин, И. Яковенко: «Упорядочивание государственного уклада можно было осуществлять в двух направлениях, соответствовавших двум идеалам русского XVIII века, – екатерининскому либеральному и петровскому "утилитарно-государственному" (милитаристскому). Первое предполагало «утверждение правовых принципов и универсальности закона, что вело, в конечном счете, к ликвидации крепостничества и установлению юридической ответственности и подконтрольности самодержавной власти. Другое подразумевало «укрепление этой власти в ее исторически сложившемся виде и ужесточение государственного контроля над общественной жизнью, что означало возвращение к петровской милитаризации". «Перед этой дилеммой стояли все три послеекатерининских императора [Павел I, Александр I, Николай I – Г.Д.], и никому из них решить ее не удалось. Все они так или иначе пытались двигаться в обоих направлениях сразу. <...>. «И у всех них тон задавала милитаризаторская тенденция – или в полном соответствии с их политическими убеждениями, как у Павла и Николая, или из-за опасений разрушить унаследованную государственную систему проведением первоначально замышлявшихся либеральных реформ, как у Александра». 2. 1801–1804: «Дней Александровых прекрасное начало...» Общая характеристика периода: Н.А. Троицкий («либеральный иллюзион»): смысл реформ, к которым правительство приступило в 1801–1804 гг. «заключался в том, чтобы несколько подлатать и замаскировать обветшавший фасад крепостнической империи, подогнать его под общеевропейский фон и, коль уж нельзя было задушить либеральные веяния в русском обществе, использовать их в своих целях». Реформы «скорее всего были задуманы как маскировочные декорации для деспотического режима, либеральный иллюзион, пока, в данный момент, нельзя было действовать круто, по-павловски». М.М. Сафронов («либеральное реформаторство»): главной причиной перехода верховной власти к политике реформ была «невозможность правительства старыми методами решить накопившиеся проблемы». Из конкретных причин выделяются две. Первая – это развитие просветительской идеологии, определенное влияние которой испытывал Александр I, мечтавший «отделать фасад абсолютизма на европейский манер» и считавший, что проведение в жизнь наиболее умеренных идей Просвещения предотвратит государство от потрясений как сверху, так и снизу. Вторая – это дворцовый переворот 11 марта 1801 г., вызвавший рост ограничительных настроений среди вельможной аристократии. В.Ю. Захаров («либеральное реформаторство»): «Будущий император воспитывался в духе Просвещения и либерализма. Сохранилось множество свидетельств, подтверждающих приверженность Александра этим идеалам. В своем дневнике Александр не раз писал о Конституции. Главной своей целью он считал "привести народ от деспотического государства к государству, наслаждающемуся свободной Конституцией". Не раз признавался Александр, что считает лучшей формой правления республику, когда глава государства выбирается всей нацией из числа самых достойных». «Было ли это прекраснодушной фразой молодого императора или вполне сознательной позицией политического деятеля, нельзя сказать с полной уверенностью. Но надо иметь в виду, что это писалось в дневнике или говорилось в конфиденциальных беседах, поэтому заподозрить Александра в лицемерии едва ли возможно. Это были его сокровенные мысли, его истинные убеждения в то время. Хотя, конечно, нельзя не учитывать тщеславное стремление нового императора приобрести славу просвещенного и гуманного монарха. Его не могло не тревожить, что в глазах цивилизованной Европы он выглядит азиатским деспотом и государство его остаётся страной рабов»0. ЦЕЛИ АЛЕКСАНДРА: • проведение политической (конституционной) реформы • отмена крепостного права Основные политические силы • Аристократическая оппозиция самодержавию • Негласный комитет • Аристократическая оппозиция самодержавию ("вельможная аристократия") (продолжение традиций олигархического конституционализма XVIII в.) • После переворота 11 марта 1801г. Александр I оказался в окружении лиц, которые тем или иным образом пытались ограничить его власть. • Начало царствования Александра было ознаменовано активными дискуссиями в правительственных (аристократических) кругах и разработкой планов ограничения самодержавия. И.В. Волкова и И.В. Курукин: большая часть удавшихся и неудавшихся дворцовых переворотов XVIII – начала XIX вв.сопровождалась «попытками аристократических кругов ограничить самодержавную власть, в т.ч. и при помощи разработки соответствующих конституционных проектов». А.Н. Медушевский:«Тенденция к возрождению олигархических стремлений аристократии проявилась сразу после дворцового переворота, устранившего Павла и приведшего к власти Александра I». Н.А. Троицкий о целях аристократии: «Дворянская знать, посадившая на трон Александра I, преследовала старые задачи: сохранить и упрочить в России самодержавно-крепостной строй. Она только хотела при этом гарантировать себя от самодурства à lа Павел I». Две политические группировки при Дворе: • "екатерининские старики" (А.Р. Воронцов, Д. П. Трощинский, П.В. Завадовский, Г.Р. Державин и другие), старшее поколение придворных, «екатерининские орлы». В.Ю. Захаров:«"старики" выступали за возврат к временам Екатерины II, ратовали «за восстановление дворянских привилегий и за ограничение самодержавной власти Сенатом в духе верховнических устремлений». А.Н. Медушевский:«Старики поставили вопрос о реформе Сената и создании на его основе ограничительного коллективного органа вельможной бюрократии». • "заговорщики", то есть участники дворцового переворота против Павла I (братья Зубовы, П.А. Пален и другие) А.Н. Медушевский:"заговорщики" выступали «за введение представительного правления, но вместе с тем были согласны идти на определенные социальные реформы». В.Ю. Захаров:«Обе группировки, желая ограничения самодержавия, основные надежды возлагали на Сенат, видя в нем готовый ограничительный институт». Н.И. Цимбаев:«В дворянских проектах, получивших хождение в начале александровского правления, предусматривалось превращение Сената в законодательный (А. Р. Воронцов) или исполнительный (Д. П. Трощинский) орган, разделение Сената на несколько ведомств, каждое из которых было бы облечено законодательной, исполнительной или судебной властью (Г. Р. Державин). По сути, шла подготовительная работа по созданию аристократической дворянской конституции». «Расходясь в частностях, авторы проектов настаивали на расширении политических прав дворянства, на превращении Сената в представительный орган, на необходимости положить в основу государственного управления принцип разделения властей. Последнее пожелание противоречило основам российской политической системы и объективно вело к умалению императорской власти». • "екатерининские старики" группировались вокруг Сената • "заговорщики" – вокруг Непременного совета Непременный (Постоянный) совет как законосовещательный органа при императоре был создан 25 марта 1801г. Точка зрения: Государственный совет был создан не в 1810 г., а в 1801 под названием «Совет непременный» (Непременный / Постоянный совет) Л.Ф. Писарькова (признанный авторитет по проблемам государственного управления в Российской империи) предлагает отказаться от традиционного представления о создании Государственного совета в 1810 г. По ее мнению, он был образован еще в марте 1801 г. как «Совет непременный», который выполнял ту же законосовещательную функцию и даже именовался «государственным» в тексте присяги его членов и ряде иных документов. «С начала царствования Александра I средоточием работ по подготовке законодательных актов стал Государственный совет (учрежден 30 марта 1801 г. по инициативе Д.П. Трощинского), получивший значение постоянно действующего при императоре совещательного учреждения. Новому совету предстояло решить многие задачи в области законодательства, накопившиеся на протяжении предшествовавшего столетия, и разработать коренные законы государственного управления». А.Н. Медушевский называет Непременный совет Государственным советом. За первым этапом политической реформы, по замыслу Александра I, должны были последовать реформы социальные и, прежде всего, направленные на постепенное смягчение крепостного права. 16 мая 1801 г. в Непременный Совет был представлен проект указа Александра I о запрете продажи крестьян без земли и большинством голосов провален. В.Ю. Захаров: «Александр понял, что сановная аристократия, обосновавшаяся в Сенате и Непременном / Постоянном / Государственном – Г.Д. Совете, в большинстве своем желает лишь ограничить самодержавие в своих корыстных эгоистических интересах; на дальнейшие же социальные реформы, и прежде всего, в крестьянском вопросе, она не пойдет никогда. Перед Александром встал вопрос, на кого, кроме сановной оппозиции, группировавшейся вокруг Сената и Непременного совета, можно опереться в проведении реформ? В.Ю. Захаров: «Для разработки проектов реформ требовались другие лица, желательно далекие от политической борьбы при Дворе, не связанные ни с одной из правительственных группировок. ß • В июле 1801 г. Александр под своим председательством создает особый Негласный комитет (П. А. Строганова, Н. Н. Новосильцева и А. Чарторыйского) – неофициальный высший совещательный орган, предназначенный для обсуждения проектов государственных преобразований, фактический – штаб будущих реформ, теневое правительство (Александр: «Комитет общественного спасения»). С.Б. Окунь (1908–1972): создание Негласного Комитета было попыткой Александра I «организовать заслон от наскоков сановной оппозиции на самодержавную власть». В.Ю. Захаров: Негласный Комитет был создан как своего рода «противовес аристократической оппозиции сановников». «Негласный Комитет боролся с объединенной оппозицией сановной бюрократии в лице сенаторов и стоявших за ними "заговорщиков" и прежде всего клана Зубовых, стремившихся ограничить императорскую власть, введя аристократическую конституцию, что было бы препятствием к проведению социальных реформ, задуманных Александром I и членами Негласного Комитета». Летом 1801 г., с участием Негласного комитета, Непременного совета и Сената было разработано три коронационных проекта, которые предполагалось обнародовать в день коронации Александра I (15 сентября). • «Всемилостивейшая грамота российскому народу» • Манифест по крестьянскому вопросу • Проект преобразования Сената. «Всемилостивейшая грамота российскому народу» Проект «Жалованной грамоты российскому народу», разработанный Негласным комитетом, должен был стать своеобразной программой будущих реформ. «Не народы сделаны для государей, а сами государи промыслом Божьим установлены для пользы и благополучия народов». Грамота провозглашала права и свободы для всех подданных Российской империи (в том числе и для крепостных): • неприкосновенность личности: права на личную безопасность и собственность (краеугольный принцип буржуазного права, впервые сформулированный в английском Habeas Corpus Act 1679 г.) • право россиян «пользоваться невозбранно свободою мысли, веры и исповедания, богослужения, слова или речи, письма или деяния», не противоречащих закону. В.Ю. Захаров: Негласный комитет попытался «нейтрализовать реформу Сената, внеся в нее совсем другое содержание. Для этого-то и готовилась "Жалованная грамота российскому народу". Согласно ей дворянство, а в перспективе и все имущее население империи, должно было получить политические права, а значит возможность избирать и быть избранными в Сенат, который аристократическая оппозиция до последнего времени считала своей неделимой вотчиной. В результате большинство в Сенате принадлежало бы дворянству, через которое император и "молодые друзья" надеялись проводить задуманные реформы без препятствий». «"Жалованная грамота" задумывалась, как противовес реформе Сената. Поэтому для "молодых друзей" было важно, чтобы формально инициатива исходила от кого-нибудь из сенаторов, чтобы тем самым скрыть истинный замысел и дезориентировать противников конституционных преобразований». К разработке Грамоты был привлечен А. Р. Воронцова (из группы "екатерининские старики"). • Манифест по крестьянскому вопросу Автором этого проекта являлся лидер «заговорщиков» П.А. Зубов (составлен по распоряжению царя). Он предлагал: • запретить продавать крестьян без земли (то есть то, что пытался сделать сам Александр I в мае 1801 г.) и переводить их в дворовые; • предоставить крепостным право выкупаться на волю за 360 рублей даже без согласия самих помещиков, причём большую часть выкупной суммы должна была платить казна. В.Ю. Захаров: «Положение о выкупе не только без согласия, но и без непосредственного участия самого помещика шло вразрез с общепринятым принципом незыблемости крепостного права. <...> Тем более удивительным в этом свете выглядит тот факт, что проект крестьянской реформы был подготовлен никем иным, как П.А. Зубовым – лидером аристократической оппозиции в Непременном Совете, отклонившем за несколько месяцев до этого в мае 1801 г. предложение Александра I запретить продавать крестьян без земли. Разгадка такого неординарного поведения Зубова видится в том, что для него главной целью являлось ограничение императорской власти олигархическим органом, чего бы это ни стоило. Зубов был готов почти на любые уступки, лишь бы достичь желаемой цели». • Проект преобразования Сената ("аристократический проект дворянской конституции"). В.Ю. Захаров: «Судя по всему, Александр был не прочь создать представительное учреждение, которое бы осуществляло контроль за исполнением законов. Но теперь император ясно понял, что этого не случится». В соответствии с проектом реформированный Сенат должен был стать «реальным противовесом императорской власти. <...> Сановная аристократия, получив законодательную власть, не допустила бы проведения ни одной реформы, которая бы затрагивала корпоративные интересы дворянства и её собственные. Получалось, что в данной обстановке введение представительства означало бы конец всяким реформам». ÞАлександр I отказался от опубликования всех трех коронационных проектов. Оценка событий 1801 г.: • Концепция «заигрывания с либерализмом»: После дворцового переворота главная задача Александра – укрепление личной власти. В первые месяцы своего правления Александр не располагал еще достаточной свободой действий и должен был считаться и с сановной аристократией, стремившейся к ограничению самодержавия, и с просветительскими настроениями в обществе. Укрепившись на троне Александр отказался от "либерального иллюзиона". Н.К. Шильдер: либерализм царя был показным и использовался «как средство укрепления личной власти, защиты ее от поползновений заговорщиков». Н.А. Троицкий: Александр I почувствовал, что «он достаточно упрочил свое положение, примирив старую знать с новой, и не нуждается в дальнейших реформах». • Концепция «либерального реформаторства» Александра: В.Ю. Захаров:«Сложилась совершенно парадоксальная ситуация, заключавшаяся в том, что к коронации были подготовлены три совершенно разных документа, преследовавшие, по сути, прямо противоположные цели. Чем меньше оставалось времени до коронации, тем сильнее проявлялись сомнения и колебания Александра. У Александра I, по сути, не было другого выхода, как отказаться от опубликования всех трех коронационных документов. Слишком велика была опасность победы аристократической оппозиции. Ее приход к власти мог означать только одно – конец всяким реформам и лишение царя самостоятельности». «Александр после долгих колебаний счел за благо отложить решение вопроса о реформах. Он, видимо, рассчитывал вырастить за это время плеяду новых просвещенных людей из дворян, которые поймут действительные нужды государства и откажутся от сословной ограниченности. Только тогда, опираясь на них, и можно будет провести задуманные реформы, не опасаясь за их судьбу; ввести представительное правление, которое будет содействовать, а не противодействовать проведению реформ. Пока же необходимо заняться наведением порядка и укреплением системы управления, а также в мельчайших деталях разработать проекты будущих реформ, чтобы в нужный момент, когда придет время, воплотить их в жизнь. Такова, скорее всего, могла быть логика рассуждений молодого императора». Александр столкнулся с резким неприятием российским дворянством любых попыток провести реформы. ß Поиски союзников реформаторской политики Два пути решения проблемы социальной опоры реформ: 1. Использовать государственный аппарат, опереться на новую, прогрессивную бюрократию Þ Реорганизация государственного аппарата (министерская реформа) 2. Ускорение просвещения общества, главным образом дворянской молодежи. Цель просвещения: "подготовка умов и душ к эмансипации": увеличение числа просвещенных дворян, которые понимали бы необходимость пожертвовать частью дворянских привилегий для сохранения дворянского сословия. • Министерская реформа. • Образовательная реформа0. • Крестьянский вопрос. Оценка в отечественной историографии указов Александра по крестьянскому вопросу и ограничению крепостного права: В.О. Ключевский: рассматривал указ 20 февраля 1803 г. как «первое решительное выражение правительственного намерения отменить крепостное право», обращая внимание на стремление властей «постепенно подготовить умы к упразднению крепостничества». В.И. Семевский (1837–1892): «Самой выдающейся мерою по крестьянскому вопросу было прекращение пожалования населенных имений, но таким образом ограничивалось только дальнейшее распространение крепостного права; учреждение свободных хлебопашцев, с целью дать возможность крепостным выкупаться на свободу целыми селениями, принесло также ничтожные практические результаты». Н.А. Троицкий: «Александр больше своих предшественников старался не допустить повторения пугачевщины и поэтому с первых же лет царствования «начал исподволь готовить отмену крепостного права через постепенное его ослабление». А.Н. Долгих:«Царствование Александра I было первым правлением, когда самодержавие непосредственно приступило к освобождению владельческих крестьян от помещичьей власти, так как до него вопрос об этом в законодательстве и политике правительства так не ставился. Его выдвижение в сферу реальной политики было вызвано и экономическими факторами, и опасениями новой пугачевщины, но на первое место мы бы поставили влияние «духа времени», гуманизм, личные либеральные пристрастия монарха и небольшой группы сановников империи, склонявшихся к подобным идеям». «В начале правления Александра I впервые в истории российского самодержавия был в принципе поставлен вопрос о грядущем освобождении крепостных как проблема текущей политики.<...> В эти годы были намечены и конкретные пути крестьянской эмансипации. "Программа Александра": • отказ от пожалования государственных крестьян в частные руки; • введение фиксированной суммы выкупа крепостными свободы, освобождение крепостных с землею; • личное освобождение владельческих крестьян через посредство покупки населенных имений недворянами; • «погубернское» освобождение при согласии на то дворянства регионов, наконец, по закону о вольных хлебопашцах». М.М. Сафонов: «Александр I имел строго продуманную программу решения крестьянского вопроса путем постепенной ликвидации крепостного права», рассчитанную на длительный период. Для решения этого вопроса Александр правильно стремился опереться на те процессы, которые происходили в экономике страны, размывая и подтачивая монопольный характер дворянской земельной собственности. Однако средства реализации этой программы были нереалистичны». Почему историки оценивают средства реализации программы отмены крепостного права как "нереалистичные"? Александр надеялся на активную поддержку дворянства. Главный тезис – никакого насилия над дворянством, проведение реформы только при согласии помещиков. В.А. Писемский: «При Александре начался новый этап в истории поисков путей разрешения крестьянского вопроса и выработался общий подход к осуществлению любых преобразований в области крепостнических отношений», заключавшийся в том, что правительство стало ожидать "инициатив со стороны самого дворянства", в ряде случаев стремясь "подтолкнуть появление такой инициативы", свидетельством чему стали указ о вольных хлебопашцах и остзейская реформа». М.М. Сафонов: Александр «переоценивал степень распространения просветительских идей среди господствующего класса, силу их влияния на умы современников, надеялся на активную поддержку дворянства и именно с помощью дворян рассчитывал провести в жизнь свои идеи. Хотя отдельные представители правящих верхов, разделявшие идеи Просвещения, понимали необходимость уступок "в духе времени" и готовы были поддержать реформаторские начинания Александра, их голоса тонули в хоре консервативно настроенного дворянства». Мизерность результатов проведения в жизнь указов по крестьянскому вопросу; многие проекты так и остались на бумаге ... Б.Н. Миронов: Александр не сочувствовал крепостному праву, но не отменил его «из-за оппозиции влиятельных придворных кругов и дворянства». М.М. Сафонов:«Сопротивление дворянства сильнее всего сказалось в противодействии стремлениям царя провести в жизнь программу решения крестьянского вопроса. Первая же попытка приступить к ней неожиданно обернулась для Александра полным провалом. Это сопротивление заставило царя отступить, а потом после неудачных усилий и похоронить свою программу». К.С. Чернов: реализация указа 1803 г., показала «невозможность решения крестьянского вопроса без существенного ущемления экономической основы сословия дворянского» (т.е. конфискации части помещичьей земли, которая бы означала отказ от провозглашавшейся либеральной идеи святости частной собственности). В.А. Писемский: «Вместе с тем в эти годы для императора и его окружения стало ясно, сколь сильно будет сопротивление крепостников любым преобразованиям в этой сфере. По своей природной нерешительности, а также постоянно помня о судьбе своего отца, Александр не мог пойти на открытое столкновение с большинством правящего сословия. Поэтому определяющей линией его политики в данной сфере в течение его дальнейшего правления стало ожидание инициатив со стороны самого дворянства». К 1804 г. Александр приостановил законодательную деятельность правительства (военная кампания 1805–1807 гг.) 3. 1807–1811: Вторая серия либеральных реформ. Проекты М. Сперанского Возвращения к реформам после поражение русских войск в кампаниях 1805–1807 гг. А. Ахиезер ...: Александр «после долгих и бесплодных дискуссий о либеральных реформах отправил армию в Европу воевать с Наполеоном. Но этот способ ухода от внутренних проблем посредством втягивания в статусную войну0 за пределами страны дал осечку: в кампаниях 1805–1807 годов русские войска потерпели несколько тяжелых поражений, и Александр, как в свое время и Павел, вступил с Наполеоном в союзнические отношения. <...> Статусная война обернулась не повышением, а падением международного статуса страны. Державная идентичность России и Русских впервые за весь послепетровский период оказалась ущемленной и поколебленной. <...> Оказавшись после заключенного им непопулярного союза с Наполеоном в политическом вакууме и стремясь укрепить свою пошатнувшуюся легитимность (судьба убитого отца понуждала беспокоиться и о собственной безопасности), он решил вернуться к либерально-конституционным идеям, которыми вдохновлялся, но которые не осуществил в начале своего царствования». Н.А. Троицкий: После Тильзитского мира (1807) «при дворе и в обществе росла оппозиция тильзитскому курсу. Авторитет царя и правительства резко падал, повсеместный ропот приводил к заговорщическим толкам.<...> В обстановке, когда все слои населения по разным мотивам и разными способами выражали недовольство правительством, царизм вынужден был возобновить либеральный иллюзион. Решено было попытаться успокоить недовольных и отвлечь их внимание от внешних неудач и внутренних трудностей проектами новых реформ. <...> С 1809 г. началась вторая серия либеральных реформ Александра I, затянувшаяся до весны 1812 г. ». А.А. Корнилов: «Тильзитский договор произвел удручающее впечатление на все слои русского общества и на народ. Многие считали этот договор более позорным, чем все проигранные сражения. После мира с Наполеоном Александр утратил значительную часть той популярности, которой пользовался. Народ, который незадолго перед этим слышал с церковной кафедры проклятия по адресу Наполеона, не мог понять, как русский царь мог так демонстративно дружить с "врагом рода человеческого", замышлявшим упразднить христианскую веру. Когда же стала осуществляться континентальная система, которая подорвала совершенно нашу вывозную торговлю, повела к банкротству многих торговых домов, разорила многие помещичьи хозяйства, отпускавшие сырье за границу (особенно лен и пеньку в разных видах), и вызвала дороговизну многих припасов, – то недовольство приняло всеобщий характер. <...> Во главе оппозиции внешней политики Александра в придворных сферах стояла сама вдовствующая императрица Мария Федоровна. Положение Александра было при этом тем тяжелее, что он принужден был разыгрывать свою роль, никому не раскрывая своих настоящих намерений». «Всеобщее недовольство, охватившее все классы русского общества после Тильзитского мира, сильно смущало и заботило Александра. Он понимал, что полицейскими мерами можно иногда обнаружить заговор, в существование которого, впрочем, едва ли он верил серьезно. <...> Он понимал, что этими мерами невозможно изменить настроение умов в обществе. Он попытался поэтому вернуть к себе общее расположение иным, более разумным и болеем благородным способом – возвратом к тем внутренним преобразованиям, которые были замыслены, но не были осуществлены в первые годы царствования. На этот раз главным сотрудником Александра в деле разработки этих преобразований явился новый государственный деятель – Михаил Михайлович Сперанский». Два варианта реформаторского проекта М.М. Сперанского: имитационный (фиктивный) и радикальный. М. Сперанский: «Введение к уложению государственных законов (План всеобщего государственного образования)»; (Отделение второе «О разуме государственного Уложения», раздел II «Об общем разуме преобразования»): • Первый вариант «состоит в том, чтобы облечь правление самодержавное всеми, так сказать, внешними формами закона, оставив в существе его ту же силу и то же пространство самодержавия» (екатерининский принцип законности в самодержавном госдарстве). • Второй «состоит в том, чтобы не внешними только формами покрыть самодержавие, но ограничить его внутреннею и существенною силою установлений и учредить державную власть на законе не словами, но самым делом». «Сравнивая сии две системы между собой, нет сомнения, что первая из них имеет только вид закона, а другая – самое существо его; первая – под предлогом единства державной власти – вводит совершенное самовластие, а другая – ищет в самом деле ограничить его и умерить»0. А. Ахиезер...: Михаил Сперанский «предложил два варианта: имитационный, при котором квазиконституционные законы и учреждения вписывались в самодержавную систему, и радикальный, при котором происходило реальное ограничение полномочий самодержца и переход к разделению властей. Александр от имитации отказался и поручил проработать второй вариант. Однако из радикального реформаторского проекта Сперанского император решился воплотить в жизнь не то, что ограничивало самодержавие, а лишь то, что позволяло провести более четкие разграничительные линии между функциями различных структур власти, не затрагивая самодержавных полномочий императора». В.Ю. Захаров:«Сперанский руководствовался при работе над своим проектом следующими принципами. Во-первых, Сперанский верил в разумную силу законов, в то, что законы выше любых государственных институтов, в т.ч. монархии, то есть он руководствовался типичным просветительским принципом верховенства закона. Во-вторых, не подлежит сомнению его приверженность идеалам Просвещения (фундаментальные законы, принцип разделения властей и т.д.), а также то, что идеалом политического устройства для него была английская конституционная монархия». В третьих, по мнению Сперанского,«крепостное право – это не только экономическое, но и нравственное зло, но его падение должно произойти в ходе общих политических реформ, которые обязательно должны предшествовать мерам по освобождению крестьян. По мнению Сперанского, история России идет по тому же пути, что и развитие Западной Европы, т.е. "от феодального правления к конституционному и, в конечном итоге, республиканскому". Сперанский предлагает подвести под самодержавие законодательную базу и преобразовать его в представительную конституционную монархию. Если бы проект был воплощен в жизнь, Россия бы получила достаточно стройную и работоспособную политическую систему, являвшуюся ничем иным, как конституционной монархией дуалистического типа с двухпалатным Парламентом (Госсовет мы склонны рассматривать всё-таки как верхнюю палату Парламента)». Проект Сперанского интерпретируется исследователями с диаметрально противоположных позиций: 1. Проект Сперанского вводил в России конституционную монархию С. В. Мироненко: проект Сперанского предусматривал «ограничение самодержавия и создание в России монархии буржуазного типа». Конституционализм проекта – в последовательно проведенном принципе разделения властей и, главное, в создании народного представительства – Государственной думы. Государственная дума становилась органом, ограничивающим власть монарха, в том числе его законодательные прерогативы, министры становились полностью ответственны перед ней, судебная власть получала независимый характер. Государственный Совет представлял собой «своеобразную палату лордов», где происходит первоначальное обсуждение важнейших государственных дел. Власть монарха «существенно ограничивалась новыми выборными органами». 2. Проект М. Сперанского лишь рационализировал политическую систему абсолютизма Наиболее последовательно в современной литературе эта оценка целей Александра, поручившего М. Сперанскому разработать проект реформ системы управления империей, проводится в публикациях К.С. Чернова. Автор подчеркивает не только влияние на Александра теории «истинной монархии» Монтескье («Основу "истинной монархии" должны были составить "фундаментальные законы", определяющие самодержавность императорской власти, социальные отношения между подданными и структуру государственного аппарата»), но и стремление к последовательной реализации идеи Екатерины II о неукоснительном подчинении государственного строя и законодательной системы «фундаментальным» законам. К.С. Чернов: Предложение Сперанского о создании Государственной думы «не свидетельствует об ограничении законодательной власти императора. Государственную думу следует рассматривать в контексте недостатков первой министерской реформы и, прежде всего, недостатка ответственности министров, которая должна состоять в том, чтобы четко выполнять действующий закон. А ответственность министров не могла быть реализована в полной мере до тех пор, пока закон не станет выражать устремление сословий, то есть пока на практике не реализуется идея "истинной монархии", во главе с "мудрецом на троне", разумно, но самовластно правящим страной в интересах всего общества. Узнать интерес общества можно только спросив его об этом, объединив представителей сословий в Государственной думе, наделив ее законосовещательными функциями и, тем самым, превратив в законосовещательный орган выражения сословных интересов при самодержавном монархе. В этом состоит второй существеннейший принцип, лежащий в основе политической программы Александра I, – стремление к реализации в полной мере идеи самодержавного царствования во имя и для блага народа. Впервые такая модель была апробирована Екатериной в период всесословной Уложенной комиссии, деятельность которой дала огромный социологический материал и стала основой екатерининского законодательства. <...> Это, однако, не означало, что император предполагал делиться с обществом своей властью. В силу этого, представительные органы должны были явиться не прообразом парламентаризма, а инструментом «истинной монархии», обеспечивающим доминирование самодержавия одновременно и над обществом, и над бюрократией». А. Ахиезер...: «радикальный проект был превращен Александром в имитационный». «Замышлявшаяся Сперанским реформа государственной системы стала очередной перестройкой этой системы. Более глубокая, чем раньше, специализация функций и введение экзаменов для чиновников высших классов призваны были повысить ее эффективность. Но если уровень образованности и компетентности бюрократии со временем действительно повысился, то на эффективности системы в целом предпринятая перестройка сколько-нибудь заметно не сказалась. Что касается конституционно-реформаторских идей проекта, направленных на ограничение самодержавия и предполагавших, в частности, учреждение института народного представительства (Государственной думы), то к ним вернутся лишь столетие спустя в ответ на революционное давление снизу». Проект политической реформы, предложенный М. Сперанским, был осуществлен лишь через 100 лет, в октябре 1905 г. Причины отказа от реализации проекта и отставки М. Сперанского (март 1812): В.Ю. Захаров: «Почему Александр I в очередной раз отказался от реализации конституционного проекта? Видимо, ответ заключается в том, что разработке проекта Сперанского сопутствовала сложная внешнеполитическая обстановка. Россия находилась в преддверии войны с наполеоновской империей. А так как проведение любых политических реформ сопровождается известным ослаблением государственной власти, потому что необходимо время, чтобы новая структура начала эффективно работать, то становятся в определенной мере, понятны мотивы Александра I отказаться от реализации этого проекта. Он не хотел рисковать, ослабляя государственную машину в то время, когда требуется ее максимальное напряжение. Нужно учитывать и недовольство дворянского общественного мнения последствиями Тильзитского мира, чрезмерными уступками наполеоновской Франции.<...> Но это отнюдь не означало, что Александр вообще отказался от конституционных планов. Представляется правомерным предположить, что он их просто на время отложил. Ближайшая же возможность представилась лишь через 5 лет после разгрома Наполеона и усиления роли России на международной арене». А.А. Корнилов: «Александр не выдержал натиска врагов Сперанского. Он считал необходимым тогда усиливать повышенное патриотическое настроение, как бы это настроение ни выражалось, так как отразить Наполеона он надеялся лишь в том случае, если война будет иметь народный характер; он не видел возможности вступать в объяснения и решил пожертвовать лучшим своим сотрудником ярости привилегированной толпы». А. Ахиезер...: «В начале же XIX века Сперанский стал восприниматься дворянской элитой как главный виновник ненавистного союза с Наполеоном и проводник революционных французских идей. Ущемленная державная идентичность нуждалась в фигуре высокопоставленного изменника, и увольнение и ссылка Сперанского стали ответом на этот запрос. Элита искала способ общенародной мобилизационной консолидации без возвращения к петровской милитаристской системе. В европейском просветительском либерализме она его не находила, либеральные идеи стали казаться ей разрушительными. Державная идентичность нуждалась в новой идеологии, опорную историческую точку для которой она нашла в патриотическом воодушевлении Смутного времени. <...> Идеал всеобщего согласия, вторично востребованный ровно через два столетия после похода ополченцев Минина и Пожарского на занятую поляками Москву, и на этот раз продемонстрировал свою патриотически-мобилизующую силу в освободительной войне. Но в результате в повестке дня снова оказывался вопрос о судьбе такого идеала после того, как победа над внешним врагом одержана. В начале XIX века он стоял еще острее, чем в начале XVII, уже потому, что раскол российского социума за два столетия стал несоизмеримо шире и глубже...». Бурные события 1812–1814 гг. отодвинули внутренние реформы на второй план. 4. 1815–1819: возвращение к либерально-реформаторской политике А. Ахиезер...: «Огромный легитимационный ресурс, обретенный Александром в результате победоносных наполеоновских войн и укрепления державного статуса России (на политическом языке XX века он может быть назван сверхдержавным), позволял вернуться к довоенным либерально-реформаторским проектам». конституционный вопрос В ноябре 1815 года Александр I подписал Конституцию Царства Польского. В дореволюционной литературе отмечалось, что Конституция Царства Польского была чуть ли не самой либеральной в Европе того времени. А.Н. Медушевский:«Введение конституции в Царстве Польском было в то же время пробным шагом на пути введения общероссийской конституции». А.А. Корнилов: Александр в 1816 г. был «искренним и убежденным конституционалистом, причем нельзя не отметить, что эти идеи реализовывались им тогда и в действительной жизни – в виде финляндской и польской конституций и в виде содействия введению конституции во Франции и некоторых второстепенных государствах Европы. Даже ближайшие к Александру лица были уверены тогда в намерении Александра дать России конституцию». С.В. Мироненко: конституция Царства Польского «была для Александра I своеобразным экспериментом. Польша стала как бы полигоном для проверки того, насколько реален задуманный императором "симбиоз конституции с самодержавной властью" применительно к России». Н.А. Троицкий:«Но был в этом эксперименте и сугубо польский аспект: царь стремился расположить к себе поляков и сплотить их под своей властью». В выступлении в марте 1818 г. в Варшаве на открытии Польского Сейма, Александр высказав намерение ввести конституционные порядки и в России. Н.И. Цимбаев: «Варшавская речь императора была воспринята как твердое обещание дать Российской империи конституционное устройство». С.В. Мироненко: «Выступая в начале 1818 г. в Варшаве на открытии польского сейма, Александр I показал себя истинным сторонником конституционного устройства. Все, что происходило в Польше, он рассматривал как опыт введения конституции "сверху", как противовес революционному способу осуществления конституционных идей, которые император решительно осудил. Более того, он во всеуслышание заявил о возможности в будущем распространить конституционные порядки на всю Россию». М. Сперанский о реакции российского общества на речь Александра: «В Москве распространилось мнение, что Государь, изъявляя намерение распространить свободные учреждения Царства Польского на Россию, имеет в виду неотлагательное освобождение помещичьих крестьян. Оттого явились припадки страха и уныния. <…> помещики, класс людей, без сомнения, просвещеннейший, ничего более в сей речи не видят, как свободу крестьян…». (дворяне понимали, что конституция, парламент и рабство несовместимы)». Передовое общество (молодые просвещенные дворяне):«спят и видят конституцию». В.Ю. Захаров: «практически во всех странах Европы, и даже в недавно присоединенных Финляндии и Польше имелись свои Конституции, разработанные и принятые при прямом участии российского правительства. На этом фоне Российская Империя невыгодно выглядела самодержавной деспотией, не имея не то что Конституции, но и нормального Свода Законов. Между тем Россия находилась в зените своей славы, являясь "спасительницей Европы" от тирании Наполеона. Александр I, поэтому, и принял решение даровать своей империи новый Правовой Кодекс. <...> Александр I санкционировал начало работы над Конституцией Российской империи». Император поручил Н.Н. Новосильцеву подготовить проект конституции. Работа Комиссии Новосильцева велась подпольно, в тайне от правительства близким царю окружением. О работе секретного комитета не знал даже брат императора Николай (будущий Николай I). С.В. Мироненко: «опасения сопротивления со стороны дворянства были настолько велики, что работа велась в строжайшей тайне, и даже не в Петербурге, а в Варшаве, подальше от любопытных глаз и ушей». «Государственная Уставная грамота Российской империи» (проект Н.Н. Новосильцева) Содержание проекта Новосильцева: см. главу 18 § 2. АРАКЧЕЕВЩИНА. КОНСТИТУЦИОННЫЕ НАЧИНАНИЯ" (История России с древнейших времен до конца XX века. В 3-х кн. Книга 2. История России XVIII-XIX веков: учебное пособие / Л.В. Милов, Н.И. Цимбаев; под ред. Л.В. Милова. М.: Эксмо, 2006). Обратим внимание на следующее утверждение автора главы Н.И. Цимбаева: Грамота «содержала важнейшую норму буржуазного права: "Всякая собственность, на поверхности ли земли находящаяся, или в недрах оной сокровенная, какого бы рода ни была, в чем бы ни состояла и кому бы ни принадлежала, признается священною и неприкосновенною. Никакая власть и ни под каким предлогом посягнуть на нее не может"». Н.И. Цимбаев: «Гордое утверждение Государственной Уставной грамоты: "Да будет российский народ отныне и навсегда иметь народное представительство" стало вершиной александровского конституционализма». А.Н. Медушевский:«Составленная Н. Н. Новосильцевым под постоянным контролем императора конституционная хартия – «Государственная Уставная грамота Российской империи» 1820 г. – стала вершиной всех попыток правительственного конституционализма первой четверти XIX в., а в известном смысле и всех вообще попыток политической реформы сверху до начала XX в. Грамота, однако, так и не была обнародована и реализована. Работа по ее составлению, проводившаяся наиболее доверенными лицами императора втайне от общественности, должна была привести к созданию Основного закона Российской империи, который, однако, так и не получил названия конституции (само это слово в русском тексте отсутствует). К.С. Чернов: «"Государственная Уставная Грамота" является квинтэссенцией реформаторских усилий администрации Александра I. Грамота не только агрегировала опыт предыдущих правительственных начинаний (в Негласном комитете, в рамках "реформ" М. М. Сперанского, в решении польского и финлядского вопросов, в процессе разработки наместнических проектов и их реализации в генерал- губернаторских опытах), но и систематизировала отдельные разрозненные компоненты правительственной политики, выстроив четкую логическую систему государственного строя Империи». При оценке проект Н.Н. Новосильцева, установленного в нем объема прерогатив народного представительства и монарха, исследователи стоят (как и в отношении проектов Сперанского) на диаметрально противоположных позициях: 1. Проект Н.Н. Новосильцева вводил в России конституционную монархию. С.В. Мироненко: Грамота представила собой «попытку соединить самодержавие с конституционной системой» и ее выполнение «превратило бы Россию в конституционную монархию». 2. "Мнимый конституционализм", рационализация политической системы абсолютизма. А. В. Предтеченский: Грамота «ни в коей мере не превращала Россию в конституционную монархию». Основные аргументы сторонников этой точки зрения изложены К.С. Черновым. По его мнению, сколько-нибудь серьезно говорить о значении конституционного проекта Новосильцева не приходится, так как в основном все, как и ранее, сводилось к проекту административных реформ и выстраиванию очередной вертикали власти. (Чернов К.С. Правительственный конституционализм» первой четверти XIX в. (на примере "государственной уставной Грамоты Российской империи") // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. 2012. № 11) А.Н. Медушевский: «В отличие от своих западных аналогов, проектируемый русский парламент оказывался совершенно безвластен перед лицом монархической власти. Государственный Сейм (а также местные сеймы) могут только содействовать монархической власти в осуществлении законодательной власти в центре и на местах. Это "содействие" расшифровывается далее лишь как возможность рассматривать законопроекты, разработанные Государственным Советом и предложенные императором (к исключительной компетенции которого относилось право законодательной инициативы). Хотя Сейм обладал правом свободы мнения (и даже наложения вето) по всем обсуждаемым вопросам, окончательное утверждение законопроектов оставалось неограниченной прерогативой самодержца. <…> Нельзя говорить и о серьезном отношении авторов Грамоты к принципу разделения властей, поскольку все ее ветви в итоге концентрировались в руках монархической власти. Монарх, подчеркивалось здесь, "есть единственный источник всех в империи властей гражданских, политических, законодательных и военных" (ст. 12). Сословный принцип избрания депутатов от дворянства, городских жителей и купечества различных гильдий имеет много общего с проведением выборов в Екатерининскую Уложенную комиссию 1767 г., опыт которой, вероятно, был учтен наряду с западным законодательством. Все это не позволяет согласиться с теми исследователями, которые видят в Уставной грамоте реализацию идеи введения конституционной монархии. Скорее следует интерпретировать этот законодательный акт как очень несовершенный памятник "мнимого конституционализма". Реализация проектов Сперанского и проведение в жизнь идей Уставной грамоты привели бы в лучшем случае к созданию более рационализированной бюрократической администрации, уменьшению личной власти монарха и, возможно, ограничению произвола, но отнюдь не к созданию конституционной монархии».<…> Принципиально иная концепция конституционного порядка содержится в проектах декабристов – Конституции Н. М. Муравьева, манифесте С. П. Трубецкого и «Русской правде» П. И. Пестеля. В отличие от документов правительственного либерализма, мы находим здесь программу радикального социально-политического переустройства общества, основой которого должно стать последовательное осуществление конституционных принципов». Особенности конституционализма в первой четверти XIX в.: А.Н. Медушевский:«Российский конституционализм был не столько реальной политической силой, способной трансформировать политическую систему абсолютистского государства, сколько интеллектуальным идеологическим течением, отстаивавшим ограничение власти главным образом из чисто теоретических соображений, апеллируя при этом часто к самой этой власти. <…> Социальным носителем конституционной идеологии в России являлись представители правящего класса – различных элитных групп, по тем или иным причинам выступавшие за ограничение самодержавной власти <…> Отсутствовала широкая социальная опора для либерально-конституционного движения в виде растущего среднего класса и его политических институтов». А.Н. Медушевский: «В современной науке выделяются два направления конституционализма – правительственный и революционный. Критерием такого разделения являются характер и масштабы конституционных гарантий, а также способы их достижения. Первый тип конституционализма – правительственный конституционализм: результатом является ограниченная по существу и данная сверху монархом конституция, которая на практике мало чем отличается от рационализированной и систематизированной административной системы монархического государства, действующей на основании твердых законов. В этом смысле правительственный конституционализм есть форма "мнимого конституционализма", использующая соответствующие принципы для легитимации традиционного (самодержавного) режима. Второй тип конституционализма – революционный – в большей мере соответствовал современному его пониманию и мог быть осуществлен лишь в рамках буржуазного развития общества, а способом его достижения служило давление на правительство снизу – посредством революционного выступления или широкого общественного движения. В теории конституционного права эти два типа конституций различались в соответствии с тем принципом, который был положен в основу их появления –традиционный монархический (дарованная конституция) или народного суверенитета (договорная конституция). В России оба типа представлены очень четко: в серии проектов правительственного конституционализма – от М. М. Сперанского до С. Ю. Витте и П. А. Столыпина, с одной стороны, и в серии радикальных революционных проектов – от декабристов до Учредительного собрания 1917-1918 гг., с другой». Крестьянский вопрос 1816–1819 гг.: отмена крепостного права (без наделения землей) в Прибалтике: Эстляндия (Эстония), Курляндия (Латвия), Лифляндия (Литва). Впервые в отдельных губерниях Российской империи было отменено крепостное право. Вопрос об отмене крепостного права, впервые сформулированный Екатериной, "перешел в плоскость реальной политики"(А.Н. Долгих). Александр I, рассматривавший отмену крепостного права в Прибалтике как начало отмены крепостного права на территории всей Российской империи, предложил нескольким видным сановникам разработать проекты отмены крепостного права для собственно русских губерний. Требование Александр I к проектам отмены крепостного права – не допустить какого-либо насилия по отношению к помещикам. С.В. Мироненко: «Александр I все еще находился в плену иллюзий, что освободить крестьян можно без всякого насилия над помещиками – стоит только предложить им выгодные условия (опыт Прибалтики только укреплял его в этой мысли)». Два основных проекта: Проект секретного комитета под руководством А.А. Аракчеева предусматривал покупку государством помещичьих земель и наделение крестьян землей по 2 дес. на душу (в случае реализации проекта отмена крепостного права растянулась бы на 200 лет). Проект Аракчеева был подготовлен к февралю 1818 г. (на момент речи Александра в Варшаве он лежали на его столе!) Секретный комитет под руководством Д.А. Гурьева. Проект предусматривал разрушение крестьянской общины и формирование хозяйства фермерского типа. Н.А. Троицкий:«Провозгласив свое намерение уничтожить крепостное право и собрав до десятка проектов, разъясняющих, как это сделать, Александр все оставил, как есть. Чем это объяснить? Только ли "неудовольствием" абсолютного большинства помещиков, которое удержало царя от радикальных шагов в крестьянском вопросе, когда он только начал царствовать? Эта причина и теперь была налицо, но к ней прибавилась другая – тот самый революционный вал, который прокатился в 1820-1821 гг. по Европе, потряс разум и волю царя и заставил его отбросить все либеральные иллюзии». «Однако как раз в то время, когда, казалось, надежды россиян и на отмену крепостного права, и на конституцию были близки к осуществлению, Александр I под воздействием отчасти дворянской оппозиции, а в особенности революционного прибоя 1820-1821 гг., отвергнул все реформаторские проекты. Отныне и до конца жизни он только и делал, что повсеместно насаждал реакцию: в Европе – собственными руками, а внутри страны – руками Аракчеева. С 1820 по 1825 г. Россия погрузилась буквально в разгул аракчеевщины». С. В. Мироненко: «Единственное, что могло в этих условиях обеспечить проведение реформ,– насилие правительства над своей собственной социальной опорой. Но именно этого страшился Александр I». 5. 1820–1825: консервативная идеологическая переориентация Последний период правления Александра оценивается в советской историографии как период реакции, в современной, как правило, – как консервативный (охранительная консервативная политика). Н.А. Троицкий: «С 1820 г. и до конца жизни Александр I оставался "главным" блюстителем реакции». Л.В. Выскочков: «Противоречивость курса до 1820 г., колебания между либерализмом и консерватизмом сменились в 1820 г. охранительными консервативными тенденциями со всеми внешними признаками реакции». Н.А. Проскурякова: «Начиная с 1820 г., его политический курс принял откровенный ультраконсервативный характер». С. Мироненко:«Отказавшись от реформ, самодержавие перешло к реакции, которая началась не с разгромом восстания декабристов в 1825 г., как считают многие, а несколькими годами ранее. Именно Александр I начал реакционный курс, а Николай I (его преемник на троне) лишь продолжил начатое старшим братом». Причины усиления консервных тенденций (и отказа от либеральных планов) в официальном дискурсе и политике Александра: 1. Внешнеполитические: революционные выступления в Европе (Испания, Италия). 2. Внутриполитические: крестьянские волнения, восстание в октябре 1820 г. гвардейского Семеновского полка. Н.И. Цимбаев: «Выступление Семеновского полка, по мнению Александра I, свидетельствовало, что "дух зла", который царил над Европой, проникает в Россию. Противостоять ему – священная обязанность государя, освободившего Европу от деспотизма». • Осознание Александром I альтернативы ХIХ века: или либеральные реформы "сверху" или революция "снизу". • Отказавшись от проведения либеральных реформ Александр считал своей главной задачей не допустить революцию "снизу". Военные поселения Первая попытка основания военных поселений – 1810 г. С 1817 г. военные поселения стали насаждаться как система. В научной литературе, как правило, цель их создания связывается со стремлением власти сократить расходы на армию и решить вопрос о ее комплектовании, создав некую альтернативу рекрутским наборам. А. Ахиезер, И. Клямкин, И. Яковенко связывают создание военных поселений со стремлением Александра «максимально использовать обретенный Россией сверхдержавный статус и утвердить ее в роли главного гаранта европейской безопасности, под которой понималось сохранение традиционных монархических режимов, их совместная защита от революционных угроз». <…> Император понимал: гарантией сохранения Священного союза и "вечного мира" могла быть только мощь русской армии. И Александр прямо заявлял своим приближенным, что ее численность должна превышать совокупную численность войск двух других союзников, т.е. Австрии и Пруссии. Этот план был не только выполнен, но и перевыполнен: к концу александровского царствования вооруженные силы России насчитывали около миллиона человек, увеличившись, по сравнению с началом царствования, почти втрое и став соизмеримыми в количественном отношении с военным потенциалом всех стран Европы, вместе взятых. Для достижения столь амбициозной цели требовались, однако, огромные средства. Ответом на эту новую ситуацию и стали военные поселения, доводившие милитаризацию до логического предела, т.е. до милитаризации повседневного быта. Если в допетровскую и петровскую эпохи   военно-служилым классом было дворянство, к которому со временем добавились пожизненные солдаты из крестьян, то теперь солдатами, наряду с отрывавшимися от земли рекрутами, становились по совместительству многие крестьяне-землепашцы, благодаря чему значительная часть армии была переведена на самообеспечение. Но примиряться с жизнью в военных поселениях и подчинением армейскому начальству крестьяне обнаружили еще меньше готовности, чем с самыми обременительными повинностями предшествовавших столетий». Н.А. Троицкий выделяет помимо фискальной и карательную цель создания военных поселений в условиях усиления крестьянских волнений: «Царская идея заключалась в том, чтобы создать из военных поселян оторванную от крестьянства замкнутую военную касту, которую было бы более удобно использовать для расправы с крестьянским движением». Система военных поселений была упразднена при Александре II в 1857 г. Священный союз и проект Александра о создании единой европейской нации, христианского государства на основе универсального христианства (объединении католической и православной церквей)0. Новая трактовка мессианской идеи России – создание европейской нации, основанной на общих христианских началах. Н.И. Цимбаев:«Идея строения единой европейской христианской нации, положенная в основу Священного союза, в своем развитии вела к созданию политической системы, основанной на христианских началах, на идеалах законности и социальной гармонии». Л.В. Выскочков: учреждение «своеобразного Соединенного министерства – Министерства духовных дел и народного просвещения (24 октября 1817 г. – 1824) » – «самая крупная реформа высшего управления Русской Православной Церкви после образования Священного Синода. «Позиции господствующего вероисповедания [православия - Г.Д.] были поколеблены. Оно на практике было приравнено к другим христианским конфессиям». Цель: уравнять православную церковь с другими христианскими конфессиями. Политика в области просвещения. Консервативная реформа университетов: «борьба с крамолой» 1817 г.: министерство народного просвещения было объединено с ведомством духовных дел, т. е. с ведомством Святейшего синода.  Министерство народного просвещения и духовных дел. Манифест о создании Министерства духовных дел и народного просвещения: «Желая, дабы Христианское благочестие было всегда основанием истинного признали мы полезным соединить дела по Министерству народного просвещения с делами всех вероисповеданий в состав одного управления, под названием Министерство духовных дел и Народного просвещения». Цели новой политики: «забота о нравственности молодежи, о пресечении вольнодумства, безбожия». Н.И. Цимбаев:«Особое внимание уделялось народной нравственности и народному воспитанию в христианском духе. Исповедовался принцип: "Цель воспитания есть живое познание Бога и праведное христианство. Чрез это единственно распространяется между людьми почитание Бога. Истинно благочестивый человек есть лучший гражданин общества. Без настоящего благочестия все знание, вся мудрость, все мирское образование более вредны, нежели полезны"». На смену либеральной модели университетской политики приходит консервативная модель. С.В. Рождественский: «необходимость бдительного контроля за преподавателями в университетах признавалась руководящими деятелями министерства после 1816 года также единодушно, как прежде составителями уставов университетов 1804 года свобода преподавания считалась одним из главных условий процветания университетов». Разгром Казанского (1819) и Петербургского (1821) университетов. Уволены свободно мыслящие профессора. Подробнее об университетской реформе см.: Выскочков Л. В. «Аракчеевское десятилетие»: Внутренняя и внешняя политика России в 1815–1825 гг. ... (Тема 3, раздел: "Министерство духовных дел и народного просвещения") Назаренко Е.Ю. К вопросу об университетском образовании в России в контексте идеологии Священного Союза (1817–1824 гг. ) ... Н.А. Троицкий: «Справедливости ради, надо признать, что Александр I даже в годы аракчеевщины не доводил политических репрессий до таких масштабов, как при Павле I или при любом из последующих русских царей. Но по сравнению с началом собственного царствования он стал гораздо более жестким карателем». Литература: 1. Андреева Т.В. Власть и реформы в России в первой половине XIX в.: историография конца XX – начала XXI в. // Петербургский исторический журнал. 2014. № 3. 2. Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М., 2005. (Часть III. Глава 13). 3. Волкова И.В., Курукин И.В. Феномен дворцовых переворотов в политической истории России XVII–XX вв. // Вопросы истории. 1995. № 5, 6. 4. Выскочков Л. В.«Дней Александровых прекрасное начало...»: Внутренняя и внешняя политика Александра I (1801–1811). Учебно-методическое пособие. СПб., 2006. 5. Выскочков Л. В.«Аракчеевское десятилетие»: Внутренняя и внешняя политика России в 1815–1825 гг.: Учебно-методическое пособие. СПб, 2011. 6. Долгих А.Н. Проблема формирования программы реформ Александра I по крестьянскому вопросу // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. № 12 (1). 7. Долгих А.Н. Вопрос об освобождении владельческих крестьян в политике Александра I в 1801–1803 гг. // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «История и политические науки». 2009. № 1. URL0: https://vestnik-mgou.ru/Articles/Doc/6479 8. Захаров В. Российский и зарубежный конституционализм конца XVIII – первой четверти XIX вв. Опыт сравнительно-исторического анализа. Часть 1. М., 2017. (Раздел "Историографический обзор"). 9. Захаров В. Российский и зарубежный конституционализм конца XVIII – первой четверти XIX вв. Опыт сравнительно-исторического анализа. В двух частях. Часть 2. М., 2017. (Глава VI. § 3. Правительственный конституционализм в первой четверти XIX в. в контексте эволюции российского абсолютизма). 10. Захаров В.Ю. «Всемилостивейшая жалованная грамота российскому народу» 1801 г. в контексте развития конституционных идей в России во второй половине XVIII – начале XIX вв. М. 2002. 11. Захаров В.Ю. Крестьянский вопрос во внутренней политике России в первой четверти XIX в. // Символ науки. 2015. Вып. 12 (2). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/krestyanskiy-vopros-vo-vnutrenney-politike-rossii-v-1-oy-chetverti-xix-v 12. Карнаушенко Л.В. На пути от конституционных намерений к номинальному конституционализму: правительственный конституционализм в России в первой половине ХIХ в. // Общество и право. 2009. № 5 (27). 13. Корнилов А.А. Курс истории России XIX века. М., 1993. 14. Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762–1914. М., 1995. 15. Медушевский А.Н. Конституционные проекты в России // Конституционные проекты в России XVIII – начала XX века / Сост., автор вступ. ст. и коммент. А. Н. Медушевский. М., 2010. URL: https://eknigi.org/istorija/158010-konstitucionnye-proekty-v-rossii-xviii-nachala-xx.html 16. Мироненко С.В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989. 17. Мироненко С.В. Как Россия в начале XIX в. чуть не стала конституционной монархией // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX – начала XX в.. 1991. URL: https://lib.sale/rossii-istoriya/istoriya-otechestva-lyudi-idei-resheniya.html 18. Назаренко Е.Ю. К вопросу об университетском образовании в России в контексте идеологии Священного Союза (1817–1824 гг. ) // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. 2012. № 4 (19). URL: http://www.surgpu.ru/media/medialibrary/2014/09/ Вестник_СурГПУ_4_19_2012г.pdf 19. Писарькова Л.Ф. Власть монарха в административной системе России первой четверти XIX в.: «режим ручного управления» // Петербургский исторический журнал. 2018. № 2. 20. Писарькова Л.Ф. Реформы государственного управления 1801-1802 гг. : замыслы и воплощение // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. 2009. Вып. 4. 21. Писарькова Л.Ф. Государственное управление России в первой четверти XIX в.: Замыслы, проекты, воплощение. М., 2012. 22. Писемский В.А. Отмена крепостного права в России: на дальних подступах к реформе // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. 1995. № 5. 23. Пресняков А. Е. Российские самодержцы / Составитель, автор предисловия и приложения д-р ист. наук А.Ф. Смирнов; Ред. А. Н. Казакевич; Художник Б. А. Лавров.  М., 1990.  24. Предтеченский А.В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX века. М.; Л., 1957. 25. Пресняков А. Е. Александр I. Пг., 1924. URL: https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_006735042/viewer/ 26. Пресняков А. Е. Российские самодержцы / Составитель, автор предисловия и приложения д-р ист. наук А.Ф. Смирнов; Ред. А. Н. Казакевич; Художник Б. А. Лавров.  М., 1990. (Раздел «Александр I"). URL: http://litmisto.org.ua/?page_id=4498 27. Проскурякова Н. А. Власть и реформы в России в XIX веке в контексте модернизационного подхода // Проблемы методологии отечественной истории и культурологии: материалы конф. «Научное мировоззрение и перспективы его развития». М., 2009. 28. Сафронов М.М. Проблема реформ в правительственной политике на рубеже XVIII-XIX вв. Л., 1988. 29. Троицкий Н.А. Александр I и Наполеон». М., 1994. URL: https://e-libra.su/read/372809-aleksandr-i-i-napoleon.html 30. Троицкий Н.А.Россия в XIX веке: Курс лекций. М., 1997. 31. Чернов К. С. Политическая программа Александра I 1801–1812 гг. // Вопросы истории. 2015. № 3. 32. Чернов К.С. «Правительственный конституционализм» первой четверти XIX в. (на примере "государственной уставной Грамоты Российской империи") // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. 2012. № 11. 33. Чернов К. С. Забытая конституция «Государственная Уставная Грамота Российской империи». М., 2007. 34. Федоров В. А. Александр I // Вопросы истории. 1990. №1.
«Александр I: от либерализма к консерватизму» 👇
Готовые курсовые работы и рефераты
Купить от 250 ₽
Решение задач от ИИ за 2 минуты
Решить задачу
Найди решение своей задачи среди 1 000 000 ответов
Найти

Тебе могут подойти лекции

Смотреть все 206 лекций
Все самое важное и интересное в Telegram

Все сервисы Справочника в твоем телефоне! Просто напиши Боту, что ты ищешь и он быстро найдет нужную статью, лекцию или пособие для тебя!

Перейти в Telegram Bot