Разместить заказ
Вы будете перенаправлены на Автор24

Вечевые собрания в системе управления средневековыми городами Руси

8-800-775-03-30 support@author24.ru
Статья предоставлена специалистами сервиса Автор24
Автор24 - это сообщество учителей и преподавателей, к которым можно обратиться за помощью с выполнением учебных работ.
как работает сервис
Все предметы / История России / Вечевые собрания в системе управления средневековыми городами Руси
Вечевые собрания в системе управления средневековыми городами Руси
Определение 1

Вече — это народное собрание у народов славянского происхождения, служившее для обсуждения общих дел и непосредственного решения вопросов политической, общественной и культурной жизни; одна из форм прямой демократии в славянских государствах.

Участниками вече могли быть «мужи» — главы свободных семейств.

Истоки прямой демократии на Руси

Традиция народного правления в славянских землях имеет глубокие социальные и культурные корни. Византийский историк Прокопий Кесарийский писал в VI веке: «Эти племена, анты и славяне, не управляются одним человеком, но живут в народоправстве, и потому у них счастье и несчастье считается общим делом».

Вече у восточных славян играло роль органа государственного управления, а также общественного самоуправления. По преимуществу вече было городским институтом. Древнерусские летописи содержат упоминания о созывах вече в городах:

Готовые работы на аналогичную тему

  • Белгород (997 год);
  • Новгород (1068 год);
  • Киев (1068 год);
  • Владимир-Волынский (1097 год);
  • Звенигород-Галицкий (1147 год);
  • Суздаль, Ростов, Владимир-на- Клязьме (1157 год);
  • Полоцк (1159 год);
  • Переяславль-Залесский (1176 год);
  • Смоленск (1185 год).

Многие исследователи (В. И. Сергеевич, Н. И. Костомаров, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, Ф. И. Леонтович) полагали, что прямая демократия была развита уже в Древней Руси. Они рассматривали государственные образования не как монархии, а как «волости-земли» во главе с городами-центрами.

Б. Д. Греков замечает, что расцвет вече пришелся на период раздробленности в посткиевской Руси и свидетельствует о «росте городов, готовых выйти из-под власти киевского князя».

А. Ю. Дворниченко и И. Я. Фроянов отмечают, что древнерусская государственность строилась на общинной, а не классовой основе. Классовым содержанием она наполнилась в XIV-XV веках, когда Русь стала феодальным государством.

Социальный состав народного собрания

Ответ на вопрос о социальном составе веча дает понимание того, было ли оно народным институтом, или инструментом управления знати и инструментом принятия политических, социальных или военных решений.

И. Я. Фроянов свое внимание обращает на демократический характер народных собраний Киевской Руси. Он полагает, что оно являлось частью социально-политического механизма общества.

Однако в исторической науке есть и другие мнения о социальном составе веча. М. Б. Свердлов делает вывод, что с укреплением власти знати народное вече прекратило существование, как институт принятия решений. Оно сменилось другой формой управления, где государством управляла высшая часть административного аппарата.

В общепринятых представлениях вече предстают как собрания разгоряченной толпы, которая принимает решения на основе громкости крика. Однако это лишь художественная фантазия.

Вече было хорошо организовано, иначе оно так не называлось бы (вече – собрание). Вече – это совещание, проходящее по правилам. Предполагается, что велись протокольные записи собраний. Можно предположить, что вечевые собрания были похожи на заседания современных парламентов.

Замечание 1

Говоря о социальном составе, следует отметить, что народный характер вече не исключает участия знати: князей, бояр, иерархов Церкви и представителей знати.

Но при принятии окончательного решения голос «лучших людей» не был главным. Его принимали именно простые горожане. Древнерусская знать не обладала средствами для манипуляции вечевым мнением. Как и не могла не выполнять его решения.

Сфера вечевого регулирования

Вече ведало замещением княжеских столов – то есть выборами князя. В Лаврентьевской летописи есть упоминание о вечевом собрании во Владимире в 1176 году, когда решался вопрос о выборе князя на престол после убийства заговорщиками Андрея Боголюбского.

После становления городов-государств, отношения князя и волости приобретают систематический порядок. Правило родового старшинства при занятии княжеского престола, заменяется принципом всенародного призвания князя. Владимир Мономах был призван на киевское княжение в обход старшинства. Такой порядок на Руси устанавливается по мере укрепления городов-государств.

Князей выбирали по всей Руси. Исключения – вынужденные посажения на стол Юрия Долгорукова в Киеве и Изяслава во Владимире – подтверждают общее демократическое правило в средневековой Руси. Срок правления был не определен. В 1095-1305 годах в Новгороде князья сменялись 58 раз, иногда задерживаясь лишь на несколько месяцев.

Новгородское вече с помощью договора (ряда) ограничивало князя во владении денежными средствами, собственностью, определяло его полномочия и контролировало деятельность.

Другим вопросом, который решался на вече, был вопрос о войне и мире. На Руси основу военной мощи составляли не княжеские дружины, а народное ополчение, которое подчинялось вечу, то есть не могло собраться без санкции народного собрания. Вече могло заставить князя заключить мир или отменить поход. Вечевые собрания выступали посредниками между князьями, если распри угрожали безопасности города-государства. Вече могло заставить враждующих князей выступить вместе против внешнего врага.

Вече выступало инициатором сбора средств для походов, распоряжалось финансами, земельным фондом государства и зависимым населением.

Вече давало санкцию на международные договоры, заключаемые от имени князя и «от людий Русской земли». Например, договоры Новгорода с Готским берегом 1191 года и Смоленска с Ригой 1229 года составлялись князьями совместно с вечем. Такая практика была обычной для русских земель. Это объясняется тем, что князь – временное лицо, а вече и земля - постоянны.

Важную роль вече играло в законодательной деятельности. Первоначальные полномочия собраний в законодательной деятельности были не большими. Русская правда не содержит упоминания о вечевом законодательстве. Однако в Новгороде и Пскове законодательство было исключительной прерогативой веча.

Источники отмечают случаи участия веча в судах над посадниками и даже князьями. При необходимости, вече вмешивалось в законодательную и судебную сферы жизни. Также предположительно вече обладало правом избрания церковных иерархов.

Достоинства и недостатки веча

Князь, вече и другие властные институты Руси несколько столетий находились в единстве, придавая общественно-политической системе равновесие и обеспечивая социально-экономическое развитие. Механизм общественного регулирования был способен обеспечить целостность системы. Система давала возможность свободному населению непосредственно участвовать в управлении государством.

Гарантируя права человека как представителя социальной группы, система не гарантировала права отдельной личности, которая оказывалась беззащитной, стоило ей выпасть из системы социальных связей.

С усложнением общества вечевые институты несли в себе возможность для рождения социально-политических конфликтов. Недостаток вечевого института заключался и в том, что он не обеспечивал защиту от внешней агрессии.

Вечевая культура самоуправления понесла урон от монгольского нашествия, когда Русь столкнулась с ханской деспотической властью. Азиатская политическая традиция подчинила древнерусскую народную «демократию» и стала предтечей появления абсолютизма и тирании.

Однако в землях, где продолжилось естественное развитие древнерусских традиций (Новгородская, Смоленская, Псковская, Вятская, Полоцкая, Витебская) и в XIV-XV вв. всем горожанам принадлежало право как внутреннего управления, так и внешних отношений. Вечевой уклад Псковской республики вынуждал знать считаться с мнением масс до XV века.

В западно-русских и южнорусских землях, вошедших в состав Великого княжества Литовского, вечевой уклад сохранялся до Люблинской унии 1569 года. Однако Полоцкие акты показывают, что фактически народное собрание, сохраняя всенародный характер, было подконтрольно знати.