Разместить заказ
Вы будете перенаправлены на Автор24

Походы князя Олега на Византию

8-800-775-03-30 support@author24.ru
Статья предоставлена специалистами сервиса Автор24
Автор24 - это сообщество учителей и преподавателей, к которым можно обратиться за помощью с выполнением учебных работ.
как работает сервис
Все предметы / История России / Походы князя Олега на Византию
Походы князя Олега на Византию

Вещий Олег

Ранняя история Руси известна нам по дошедшим летописям, где порою скупо и противоречиво говорилось о первых князьях, из иностранных источников и из археологических материалов. Одним же из немногих князей Руси, которые известны всем ещё со школьной скамьи является Вещий Олег, которого прославил в своем стихотворении А. С. Пушкин.

Замечание 1

Олег является первым правителем Руси, чья достоверность подтверждена международным договором с Византией, составленным от его имени. Само имя «Олег» является скандинавским, и означало оно в языческую эпоху «священный», «сакральный». Происхождение Олега нам точно неизвестно. Согласно «Повести временных лет», он был родичем Рюрика, варяга, призванного княжить в Новгород в 862 г. А Начальная новгородская летопись говорит о том, что Олег был воеводой Рюрика.

Готовые работы на аналогичную тему

Исследователи считают, что летописные сообщения про князя Олега восходят к неким устным преданиям, в которых сохранилась память о реальных исторических событиях, случившихся в конце IX – начале X в.

Согласно летописной традиции, в 882 г. Олег пришел к Киеву и убил правивших там варягов Аскольда и Дира, ушедших от Рюрика на юг. Отмечается, что в летописи это событие рассматривается как начало существования Древнерусского государства и время установления его столицы – Киева. Так, Киев провозглашается «матерью городов русских», по-гречески - «метрополией» (столица). Войско же Олега, в состав которого входили как скандинавы (варяги), так и славяне (словене) и иные, под которыми, видимо, имеются в виду воины из племен чуди, кривичей и мери, участвовавших в призвании варягов, получает в летописи новое обобщающее название «русь». Последующие деяния князя Олега, отмеченные в летописи, исследователи относят или к предсказыванию преданий или же к отражению представлений летописца об обязательных для князя действий. К записям преданий видимо восходят известия о выплате Новгородом дани находящимся там варягам, а также короткие заметки о подчинении Олегом племен древлян, северян и радимичей. Возможно, от себя летописец добавил сообщение об основании городов русским князем.

Поход на Константинополь и его итоги

В летописях наиболее подробно оказались отражены события похода Олега на Константинополь. Причем, если в Повести Временных лет это событие относится к 907 г., то в Новгородской первой летописи приводится ошибочный 922 г. В настоящее время утверждается мнение, что договор 907 г. был протокольной записью некоего устного соглашения, которое заключили между собой Олег и Лев VI Мудрый. И эта протокольная запись стала подготовкой заключения в будущем уже письменного договора между Русью и Византийской империей. Также, отмечается, что имеющиеся в распоряжении даты заключения договора и похода Олега условны. События, о которых повествует Повесть временных лет произошла почти за двести лет до её написания.

Согласно летописи Олег отправился на Константинополь имея сухопутную армию и флот, состоящий, если верить «Повести временных лет», из 2 тысяч кораблей. В составе его войск были восточнославянские племена радимичей, полян, северян, кривичей, словен, хорватов, дулебов, тиверцев и уличей: финно-угорские племена чуди и мери, а также варяги. Собравшиеся под стенами города войска, по традиции всех завоевателей того времени стали грабить окрестности. Греки затворили пролив, чтобы не дать кораблям Олега подойти к городу с моря, тогда Олег поставил корабли на колеса и отправился под стены Царьграда по суше. Греки, испугавшись запросили мира. А Олег прибил свой щит к вратам Царьграда.

Замечание 2

По всей видимости, упомянутые в летописи обстоятельства похода являются отражением некой фольклорной устной традиции, в которой были уже переосмыслены события прошлого. Вероятно, сюжет с кораблями на колесах содержит мифологизированное описание некой военной хитрости или техники перемещения кораблей по суше – волоком, либо путем установки корабля на бревна и их перекатыванием.

Описание же грабежей предместий войском Олега заимствовано из византийских источников характеристики действий русского войска Игоря в 941 г. Эта характеристика также включена в запись Повести временных лет за 941 г.

Результат похода был успешен, согласно заключенному договору русские купцы освобождались от таможенной пошлины, что делало очень выгодной торговлю с Византией. А целью похода Олега на Константинополь было как раз обеспечение регулярной торговли с южным соседом, чтобы наладить рынок сбыта получаемой с подчиненных племен дани.

Поход Олега сопоставлен специалистами с сообщением византийского источника (т. н. Псевдо-Симеон Логофет) о нападении неких «росов-дромитов» в 904 г. во время правления императора Льва VI Мудрого, от имени которого и был заключен договор с Олегом в 911 г.

Обращает на себя внимание в договоре 911 г. и список имен, которые посланы были Олегом для заключения договора.

Так, в договоре приводятся такие слова:

«Мы от рода русскаго. Карлы, Инегелдъ, Фарлофъ. Веремудъ…» и др.

Здесь мы видим, что в состав правящей верхушки Древней Руси входят люди носящие преимущественно скандинавские имена, что отражает наличие и значимую роль скандинавского элемента в истории Руси. Ко времени правления князя Святослава и Владимира скандинавы растворятся в славянской среде оставив о себе память, как о варягах.

В летописи рассказ про Олега заканчивается преданием о смерти самого князя. Олег получает предупреждение волхвов, что примет он смерть от своего любимого коня. Олег пытается избежать судьбы, и отсылает коня домой. По возвращении из похода князь находит череп и кости коня и погибает от укуса змеи, выползшей из черепа его любимца.

При этом Повесть временных лет и Новгородская первая летопись по -разному пишут о месте захоронения князя. Если Повесть временных лет пишет, что его могила находится в Киеве, то Новгородская Первая летопись утверждает, что Олег умер в Ладоге по пути «за море». А. А. Шахматов в свою очередь восстановил, исходя из анализа текста летописи, более ранний вариант о смерти Олега «за морем».

Существует также любопытный т. н. Кембриджский документ, письмо подданного хазарского царя Иосифа, датируемое примерно 949 г. в котором говорится о некоем «царе Руси» Хельгу (Хельгу – скандинавская форма имени Олег), который совершил нападение на хазарский город Самкерц (Тмуторокань русских летописей, расположен на Тамани) по наущению императора Византии Романа I Лакапина (920—944). В ответ хазарский полководец Песах громит Хельгу и уже его принуждает идти его Византию, поход заканчивается разгромом русов византийцами. Хельгу, стыдясь возвращаться домой, идет с дружиной в Персию, где и погибает.

Однако, отождествление летописного Олега и Хельгу основано лишь на совпадении имен и потому не признается убедительным доказательством.